8200404

Надзирательницы концентрационных лагерей Третьего рейха

Женщины Третьего рейха составляли так называемую свиту СС. Это был вспомогательный женский персонал СС в нацистской Германии.

Они работали на самых разных должностях — помощницами в штабе, связистками, обслуживали телефонные и радиоустановки на оккупированных территориях, попадали и в полицейское управление. Также к свите СС принадлежали медицинские сестры, они работали в лазаретах концентрационных лагерей.

Женщины Третьего рейха, которые работали в концлагерях, также причислялись к свите СС. До начала 1945 года наряду с 37 тысячами мужчин работали около трех с половиной тысяч женщин. В различных документах упоминается, что 10 процентов персонала относились к слабому полу. Например, в самом известном нацистском концлагере в Освенциме на 8 тысяч мужчин было только 200 женщин-надзирательниц. Впервые потребность в надзирательницах возникла после преобразования концлагеря Лихтенбург в специализированный концлагерь для женщин. Это произошло еще в декабре 1937 года. По мере увеличения женских концлагерей эта потребность только росла. В 1939 году открылся женский концлагерь в Равенсбрюке, в 1942-м — в Биркенау, в 1943-м — в Маутхаузене, в 1944-м — в Берген-Бельзене.

Примечательно, что мужскому контингенту СС доступ в женские концлагеря был закрыт, их задействовали только для внешней охраны. Только в сопровождении женского персонала могли заходить врачи, комендант лагеря, командиры охраны.

Женщины Третьего рейха были задействованы на нескольких должностях в концлагерях. Высшая из них — это старшая надзирательница. Ее могли достичь надзирательницы, которые входили в так называемую свиту СС. Они принадлежали к персоналу комендатуры, должность вполне можно было сравнить с рангом начальника подразделения лагерной охраны, но формально старшие надзирательницы ему подчинялись. В их обязанности входило практическое и организационное руководство женским персоналом СС в концлагере.

Подчиненные были обязаны обращаться к старшей надзирательнице с соответствующими сообщениями, а старшая надзирательница, в свою очередь, уже принимала решение, какое наказание заслуживает заключенная. Комендант лагеря вмешивался в этот процесс только в исключительных случаях, обычно, все происходило без его участия. Важной была и должность первой надзирательницы, которая выполняла аналогичные функции во внешнем лагере, но ранг ее был значительно ниже.

Начальницы рапорта подчинялись напрямую старшей надзирательницей, выполняя функцию связи между ней и остальным лагерем. Начальниц блока выбирала и назначала старшая надзирательница из числа тех, кто каждый день отвечал за организацию построений. Назначение заключенных в рабочие команды отдельно существовали управляющие блоками.

Надзирательницы концентрационных лагерей Третьего рейха образовывали последнее звено в этой иерархической цепи. Из них старшая надзирательница формировала рабочие колонны, задания они получали от управляющих блоками. Им поручали не только надзорную деятельность, но и места в хранилище вещей заключенных, на лагерной кухне, в карцере. Также необходимо выделить надзирательниц рабочей службы, которые отвечали за рачительное использование труда заключенных и непосредственный надзор над ними. В их обязанности входило решение вопросов, кого именно из заключенных назначать в конкретные рабочие команды. Им подчинялись начальницы команды, в подчинение которых входили отдельные рабочие группы. Военные преступницы Имена отдельных военных преступниц, женщин Третьего рейха, которые были виновны в смерти тысяч человек, сегодня хорошо известны.

Большинство из них понесли справедливое наказание. Например, это Мария Мандель

Она родилась в австрийском Мюнцкирхене в 1912 году. В 1938-м поступила во вспомогательные отряды СС. Начала работать в лагере Лихтенбург, в мае 39-го была переведена в Равенсбрюк. На службе Мария Мандель отличалась рвением, была на хорошем счету у начальства, вскоре заняла пост старшей надзирательницы. К ее непосредственным обязанностям относилась организация перекличек, отправка заключенных на работы, определение степени наказаний.

В октябре того же года Мандель попала в Аушвиц-Биркенау, стал начальницей женских лагерей всего Аушвица. В ее власти оказались все без исключения женские бараки. Заключенные между собой называли ее «чудовищем», а коллеги описывали как преданного своему делу и умного человека. Она лично выбирала тысячи заключенных, которых отправляла в газовые камеры. Бывали случаи, когда она брала под свое личное покровительство нескольких человек, а когда они ей надоедали, отправляла их на смерть. Именно Мандель придумала создать женский оркестр, который встречал новых заключенных на входе веселой и непринужденной музыкой.

По воспоминаниям очевидцев, сама Мария любила музыку, часто приходила в барак к музыкантам, просила что-нибудь сыграть лично для нее. В 1944 году ее перевели в систему Дахау, где она прослужила уже до самого окончания войны. Когда советские войска вошли в Германию, сбежала в горы в окрестностях родного Мюнцкирхена. Только 10 августа ее арестовали американские отряды. В конце 1946 года ее как военную преступницу передали польским властям. Мандель стала одной из ключевых фигуранток дела в процессе над палачами Освенцима. Суд приговорил ее к повешению. Приговор был приведен в исполнения в начале 1948 года в тюрьме Кракова.

За проведение Холокоста в Польше во многом оказалась ответственной надзирательница множества концлагерей Герта Элерт. Она была родом из Берлина, появилась на свет в 1905 году. В 1939-м на бирже труда ее распределили в концлагерь Равенсбрюк. По ее признаниям, она следила только за тем, чтобы гражданские лица не перепутывались с заключенными.

С октября 1942 года она работает в лагерях на территории Польши. Герта Элерт утверждала, что туда ее направили за хорошее отношение к заключенным, потому что она кормила слабых, противилась жестоким наказаниям. В середине 1944-го оказалась в Кракове. Словами «страдающая ожирением и злая» ее описывали очевидцы, которые с ней встречались в те годы. Она отвечала за работу на кухне. Шпионила за еврейками, когда те работали. Однажды приказала раздеться всем женщинам, а затем тщательно обыскала каждую из них, надеясь раздобыть ценности. Позже ее перевели в Освенцим наблюдать за женскими группами рабского труда.

 После освобождения Берген-Бельзена англичанами ее арестовали за преступления женщин на службе Третьего рейха. Элерт отрицала свою вину, в результате суд признал ее непричастность к преступлениям в Освенциме, но осудил за деяния в Берген-Бельзене к 15 годам тюрьмы. Ей удалось выйти на свободу досрочно. Она умерла только в 1997 году в возрасте 92 лет.

Набор надзирательниц для службы в концлагерях велся разными способами. Кто-то отправлялся туда добровольно, платили в лагерях высокую зарплату. Предпочтение отдавали женщинам без административных и уголовных дел, которые обладали физическим здоровьем, были верны партии, в возрасте от 21 до 45 лет. Кандидатки были обязаны представить выписку из полиции, справку о здоровье, направление из службы занятости.

Примечательно, что нацистская служба занятости при вербовке надзирательниц в объявлениях отмечала, что это будет работа, связанная с небольшим физическим напряжением и несложной деятельностью по охране. Но после того, как потребность в надзирательницах стала расти, их стали уже обязывать работать в концлагерях на основании специального распоряжения, изданного Третьим рейхом.

В какой-то момент женщин стали просто принуждать к работе в оборонной промышленности и концлагерях.

Обучение профессии надзирательницы в общей сложности прошло три с половиной тысяч женщин. Как правило, продолжительность курса составляла четыре недели. Он включал в себя теоретические и практические основы, связанные с руководством заключенными и управлением лагерем. Окончив курсы, они отправлялись на трехмесячный испытательный срок, только потом официально получали статус надзирательниц.

Чтобы не допустить личного контакта с заключенными, было приказано обращаться к руководству не по имени, а «госпожа надзирательница». Жестоко наказывалось панибратство, кражи, дисциплинарные проступки. За это женщин Третьего рейха могли арестовать или уволить. Практически официально были разрешены придирки к заключенным и произвольные издевательства. Как правило, сравнительно мягкие. А вот во время побега надзирательницам разрешалось применять оружие. Было необходимо поддерживать строгую дисциплину. За ее нарушения женщины, содержавшиеся в концлагерях, лишались пищи, могли быть заключены в карцер, подвергались телесным наказаниям. Заключенных часто пытали, в порядке вещей была травля собаками.

Поделиться ссылкой:

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.